Комментарий. Бабкин: налоги растут, кредиты сокращаются, энергоносители дорожают – как предприятию выживать?

Сегодня с небольшими сокращениями мы публикуем доклад председателя Совета, главы Ассоциации «Росспецмаш» Константина Бабкина.

«С предприятий стали стричь на треть больше налогов»

Пункты доклада и критерии оценки касаются любого несырьевого предприятия, производящего гражданскую продукцию, сообщил докладчик и привел 10 основных критериев оценки:

— Первое. Налогообложение. Несмотря на декларированный отказ от повышения налогов, мы видим, что без увеличения налоговой нагрузки в прошлом году не обошлось. Консолидированный бюджет стал наполняться на 20% больше, а федеральный бюджет, если отдельно взять, на 32% больше собрал налогов. Это при том, что экономика выросла в прошлом году на 1,5%. Фактически с того же размера экономики федеральный бюджет собрал на треть больше налогов.

Можно пройтись дальше, базовая ставка водного налога выросла, при этом НДПИ вырос значительно, что сильно повлияло на все отрасли промышленности.

Налог на имущество не вырос, но ужесточился коэффициент взимания налога на имущество, тариф системы «Платон» был повышен. Может, не в той мере, как планировалось, но все равно очень существенно вырос. Из-за несоответствия размеров темпов роста экономики и темпов роста сбора налогов, мы видим, что идет рост задолженности предприятий по платежам. На 12% задолженность предприятий выросла. Мы видим, что в России повышаются налоги, и это противоречит действиям, которые предпринимают другие страны в условиях кризиса и в современных условиях.

Трамп, как мы знаем, провел через Конгресс новую налоговую систему, в декабре она начала действовать. В частности, налог на прибыль был снижен с 32% до 21%… И сейчас экономика Америки начинает оживать. В частности, сельхозмашиностроение растет в этом году двузначными темпами. В России сельхозмашиностроение в этом году на 30% меньше продает техники, чем в прошлом году.

«Идет сознательная монополизация банковского сектора»

Денежно-кредитная политика. Идет сознательная монополизация банковского сектора. На 10% снизилось количество банков в прошлом году. Это привело к увеличению монополизации, к удорожанию обслуживания банков. В частности, мы приводим, что комиссия за перевод денежных средств в среднем по банковской системе составляет 0,05%, а в крупнейших пяти банках, куда стекается все больше капиталов, составляет 2%. Спред по купле-продаже валюты тоже в крупнейших банках составляет 3%, а в среднем по банковской системе 0,6%. То есть дальнейшая монополизация ведет к тому, что удорожается банковское обслуживание. И соответственно, из-за монополизации идет сокращение объемов кредитования. В прошлом году объемы кредитования уменьшились на 6%.

Ключевая ставка, хотя в прошлом году была снижена с 10% до 7,75%, но мы можем приветствовать такое снижение, все равно является запредельной. В других странах, в частности в Европе, мы знаем, что ключевая ставка часто является отрицательной. И почти 8% – это заоблачная величина, которая является серьезным препятствием для модернизации и развития экономики.

Снижение процентной ставки, конечно, привело к снижению стоимости кредитов. В целом для бизнеса на 2,2% кредиты подешевели, для малого бизнеса тоже подешевели на 2% с чем-то. Но более 12% годовых кредитование для малого бизнеса, при том что в целом ВВП у нас растет на 1,5% в год и ужесточается налоговая нагрузка. Но это тоже является недоступной величиной. Фактически банковская система работает неэффективно и недоступно. Хотя можно приветствовать, что по каким-то причинам увеличивается доля долгосрочных займов со стороны экономики, свыше одного года кредитов привлекается 40%.

Государство сознательно повышает цену энергоносителей

В прошлом году повысились акцизы на производство бензина, дизельного топлива. Повысились очень сильно, на 35%, на 64%. Как я отметил, вырос НДПИ. Это приводит к тому, что растет стоимость этих продуктов, растет стоимость перевозок и электроэнергии. В частности, на 7% ее стоимость выросла, это очень важная часть себестоимости, затратная часть всей работы промышленных предприятий. Газ, бензин, дизтопливо, их цены растут темпами гораздо выше, чем инфляция. Проводя так называемый налоговый маневр, государство сознательно повышает стоимость сырья и энергоносителей для экономики. Электричество в России стоит значительно дороже, чем во многих странах, как Запада, так и Востока, СНГ, Америки или ЕС.

Возвращаясь к политике правительства, оно повышает налоги, причем налоги на землю, на пользование водой, на пользование энергоресурсами. Не налоги с прибыли, не налоги с продаж повышает, а изымаются из экономики деньги таким образом, чтобы повышать себестоимость производимых в России товаров и стоимость их перевозки. Тем самым государство подрывает конкурентоспособность нашей экономики, подрубает сук, на котором мы все сидим.

Последствия роста тарифов на энергоресурсы. Грузоперевозки, железнодорожный транспорт значительно подорожал, услуги автотранспорта подорожали, водоснабжение выросло на 7%.

Сравниваем с другими странами, видим, что конкурентоспособность, в России, в частности, по пользованию водой невысокая. Особенно это видно по сравнению с Китаем, для которого недостаток воды является большим ограничением. Но даже в Китае стоимость пользования водой на четверть дешевле, чем в России.

То же самое про отопление.

Импорт стал расти

Теперь коснемся внешней торговой политики. Она подвержена влиянию санкций, особенно в области сельского хозяйства это сказывается. Введены запреты на импорт некоторых -продовольственных товаров. И это привело, естественно, к падению импорта. Что в свою очередь привело к росту производства продовольствия в России. Появились элементы протекционизма во внешней торговой политике, и это привело к выравниванию конкуренции, дало положительный эффект для нашего сельского хозяйства. За четыре года на четверть выросло производство продовольствия в России. В прошлом году на — 9%.

При этом из-за укрепления рубля, ну и из-за других причин, часть из которых уже перечислена, импорт в прошлом году стал расти, и не исключено, что в этом году роста производства продовольствия мы не увидим. Когда предприятия планируют свою работу на год, это комплексная оценка, они закладывают условия ведения бизнеса. Да, санкции продолжаются, запрет на импорт некоторых видов продовольствия продолжает действовать, но повышаемые налоги, повышаемая стоимость перевозок и так далее, вполне возможно, сыграет свою отрицательную роль.

Слово протекционизм перестало являться запретным, и уже начинает применяться иногда в реальной экономике. И это приводит к росту производства. Здесь мы ставим в целом смайлик. Хотя в промышленности, кстати, слово «протекционизм» еще не настолько применяется. И здесь очень большой потенциал не просто по запрету импорта, а по выравниванию условий конкуренции между российскими производителями и зарубежными.

Господдержка нестабильная и несмелая

Государственная поддержка производства. Здесь мы хотим сказать в целом добрые слова за то, что правительство, особенно Минпромторг, вводят все новые и новые субсидии на продвижение продукции, на поддержку экспорта, на НИОКР, на участие в выставках. В целом объем финансирования, объем денег на поддержку промышленности вырос почти на треть. В прошлом году выросло количество реализованных мер поддержки. Многие из них по оценке ассоциации «Росспецмаш» и вообще по оценке экспертов нашего совета являются эффективными, дают свой эффект, в частности, растет производство в некоторых отраслях промышленности.

Если мы бросим взгляд в целом на картину, мы увидим, что эти субсидии составляют порядка 1% от оборота промышленности, от объема продаж несырьевых отраслей промышленности. При этом налоговая нагрузка в России составляет 52%. Государство собирает 52%, выплачивает обратно 1%, он дает серьезный эффект. Но все равно это нестабильно, неуверенно и в очень скромных размерах.

Поэтому надо либо снижать налоги и оставлять такой же размер субсидий, либо увеличивать значительно размеры финансирования мер поддержки. Меры поддержки несырьевого сектора. Хорошо начал функционировать Российский экспортный центр, у него тоже целый набор субсидий, это компенсация затрат на доставку продукции до границы и даже до потребителя, это льготное кредитование, это страхование экспорта, банковские гарантии и нефинансовые меры поддержки, в частности информационные продукты. 6600 организаций получили поддержку в отношении экспорта своей продукции. И экспорт вырос почти на 20%. Экспорт несырьевой продукции. Это прекрасная цифра, в современных условиях прекрасные темпы роста. Растет кредитование зарубежных потребителей, почти в полтора раза увеличилось это кредитование. Но опять же, поддержка составляет 0,2% стоимости несырьевого экспорта, очень нерешительная поддержка, но даже такая ограниченная поддержка дает очень серьезный эффект.

Несмелость этой поддержки в частности в том, что она проводится на коммерческих условиях, например, в области экспорта сельхозтехники. Риски невозврата получателями продукции кредита ложится на предприятие-экспортер. Если случился страховой случай на международном рынке, то затраты на его возмещение РЭЦ закладывает в следующей сделке с этим же экспортером. Это скорее не поддержка экспорта, а коммерческая деятельность, связанная со страхованием. Наша рекомендация в том, чтобы государство смелее финансировало поддержку экспорта, брало на себя больше рисков, потому что у государства гораздо больше возможностей вернуть деньги, чем у частного инвестора, производителя, который находится где-то в регионе и не имеет возможности политических, финансовых, силовых, дипломатических. Не всегда справедливо и честно перекладывать на него все риски ведения международной торговли. Это особенно касается малых предприятий.

Доходы населения позорны

Оплата труда. В прошлом году она выросла на 14% в обрабатывающих отраслях промышленности, и в целом по России на 7%. Это прекрасно в том смысле, что обрабатывающие отрасли стали более привлекательными для сотрудников, для рабочей силы, для тех, кто работает. Но для себестоимости, которую мы оцениваем, это является минусом. Снижает конкурентоспособность российского рынка. Но повышение оплаты труда теоретически ведет к увеличению рынка сбыта. Теоретически, это было бы так, если бы эффективно применялся протекционизм. Возросшие доходы населения тратились бы на российские товары. Но сегодня не всегда так происходит.

Просто учтем, что средняя зарплата выросла на 14%. Но при этом внизу мы видим, что, если сравнивать с доходами сотрудников в других странах, мы выглядим довольно позорно. В Бразилии, в Китае люди получают больше, чем у нас в стране. Бразилию называют развивающейся страной, у нас типа развитая, но люди у нас живут беднее.

Несмотря на формальное увеличение зарплат, численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в прошлом году выросла на 0,2%. Реальные доходы населения упали в прошлом году. Из-за того, что формально зарплаты выше, но работы меньше, товары дорожают, бензин дорожает, перевозка дороже, реально доходы меньше. Странно было бы ожидать другого, если государство не создает условий для развития несырьевой экономики.

Инфраструктура. Среднее количество часов в пробках уменьшилось в прошлом году, но незначительно. По количеству часов, проведенных в пробках, Россия в ряду с такими странами как Таиланд, Индонезия, Колумбия, Венесуэла. Россия из них самая благополучная. Но это пять самых загруженных в отношении пробок стран. Это тоже сильно сказывается на конкурентоспособности нашей экономики.

По количеству аэропортов – переезды, командировки, кооперация между предприятиями. Мы сильно отстаем от Бразилии или Мексики. Если поделим на площадь нашей страны, то отставание будет еще более разительным. В инфраструктуру надо вкладывать. В послании президент озвучил, что в строительство дорог будет потрачено в два раза больше денег, чем в предыдущие шесть лет. Это хорошо. Есть надежда на улучшение.

Риски предпринимательства. Заявленное число экономических преступлений у нас выросло, прессинг вырос со стороны правоохранительных органов. Жалобы на незаконное преследование, их количество увеличилось на 65% в прошлом году. Каких-то улучшений в отношениях между правоохранительными органами и предпринимателями статистика не показывает, все остается очень печально.

Минфин не желает упрощать отчетность

Ведение отчетности. Это тоже значительная статья расходов предприятий, которая не только приводит к необходимости содержать значительный штат бухгалтеров, людей, которые работают с оформлением бумаг, но и затрудняет оперативность реакции предприятий на необходимость заключения сделок. Замедляет работу предприятий и кооперацию между предприятиями.

Внесено свыше 30 поправок за прошлый год, изменяющих правила ведения бухгалтерского, налогового и кадастрового учета, но не сказать, что все из них направлены на упрощение ведения отчетности.

Мы перечислили некоторые меры. Мы не увидели идеологии со стороны Минфина, не увидели желания упростить ведение отчетности. В частности, введены онлайн-кассы и электронные чеки. Происходит сделка продажи товара, сразу же отчет об этой сделке направляется куда-то в Минфин. С одной стороны, звучит хорошо, электронный документооборот, сразу не нужно эти чеки предъявлять в налоговую инспекцию, но фактически это не так. Несмотря на то, что идет электронное сообщение между налоговой службой и предприятиями торговли, это не отменяет ни в коей мере ведение бумажного документооборота. Это делает вроде как более прозрачной деятельность торговых предприятий для налоговой службы, но не смягчает работу бухгалтерии. Здесь ситуацию не улучшили за прошлый год.

Предприятиям нужны инженеры и конструкторы

Подготовка кадров. У нас Министерство образования, ВШЭ проводит такую политику, что образование – это коммерческая услуга, и мы не знаем, какие специалисты будут востребованы через пять лет, поэтому рынок сам все рассудит. Мы должны учить всех абитуриентов, кто чего желает. Мы видим, что количество поступающих на факультеты инженеров, конструкторов и другие технические специальности, востребованные промышленностью, кстати, уменьшилось в прошлом году на 5000 человек, с 90000 до 85000 человек. Все меньше становятся привлекательными технические специальности. Предприятиям нужны инженеры и конструкторы, им нужно 305 тыс. вакансий, система образования предоставила лишь 140 тыс. выпускников этих специальностей, в 2,5 раза меньше, чем нужно. Это очевидным образом приведет к технологическому отставанию.

Проблема не висит в воздухе, она происходит из того, что заниматься производством высокотехнологичной продукции, инженерным трудом, это не является сегодня высокодоходной профессией, ну и выпускники туда не идут.

Тут надо заходить с двух сторон. Повышать финансовую привлекательность технической деятельности, и Министерство образования должно как-то регулировать и направлять поток абитуриентов, больше направлять молодых ребят на технические специальности, востребованные в экономике…

В целом мы оценивали условия ведения бизнеса со стороны предприятия, производящего промышленную продукцию. Мы взяли условное предприятие, производящее бульдозеры, и сравнили его деятельность с таким же предприятием, производящим бульдозеры в Китае. Конечно, к этим цифрам надо относиться очень условно. Каждое предприятие очень индивидуально, технологии индивидуальны. Но как-то эти цифры отражают изменения, произошедшие за прошлый год.

Сокращение затрат на кредитование этого предприятия мы оценили, увеличение затрат, совокупные издержки выросли, но при этом появились государственные меры поддержки, и себестоимость производимой в России продукции уменьшилась на 1,2 млн рублей, не очень значительно. Но при этом сыграло свою отрицательную роль укрепление рубля, и это все привело к тому, что конкуренция между российским предприятием и китайским ужесточилась. В России несколько улучшились условия ведения бизнеса, но из-за укрепления курса рубля это улучшение было нивелировано, и в целом заниматься производством в России за прошлый год стало менее выгодно, менее привлекательно, менее перспективно.

ВВП упал на 0,5%

Результаты. Если сравнивать состояние нашей экономики, наверное, правильно сравнивать состояние экономики с докризисом, с 2013 годом. Мы видим, что ВВП у нас упал на 0,5%, индекс производства промышленной продукции упал на 3%, количество обанкротившихся предприятий по сравнению с 2013 годом увеличилось на 28%.

Извините, что такой безрадостный доклад. Он противоречит духу риторики, которая шла в ходе предвыборной кампании, что у нас все улучшается, что у нас прекрасные перспективы. Действительно, потенциал нашей страны огромен, но мы показали, как выглядит ситуация на самом деле.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
Рассылка 'Птица.Ру-все о домашней сельскохозяйственной птице' Агробизнес.ру. Оборудование и химикаты для сельского хозяйства, оборудование для пищевой промышленности. Изделия, производители, поставщики