В Воронежской области вводят гранты для потребительских кооперативов на селе Подробнее читайте на © DairyNews.ru http://www.dairynews.ru/news/v-voronezhskoy-oblasti-vvodyat-granty-dlya-potrebi.html

В регионе вводят гранты для потребительских кооперативов на селе. Фермерские или личные подсобные хозяйства, объединившись, смогут при поддержке из бюджета построить общие хранилища или купить технику. Однако идея пока не вызвала у "мелких" аграриев особого энтузиазма.

Получат подкрепление

Условия господдержки объявили заранее - дав фермерам время все осмыслить и подготовиться. Дело в том, что сельхозкооперативов (СПК) в Воронежской области совсем не много - даже на бумаге. Те, что создавались лет 10-15 назад, заглохли (по мнению самих аграриев - из-за индифферентности или противодействия местных властей). Теперь чиновники надеются выправить ситуацию с помощью грантов. С этого года кооперативам будут по конкурсу выделять деньги на улучшение материально-технической базы - до 70 миллионов рублей на проект.

- Отбор стартует не ранее второго квартала - необходимо утвердить порядок предоставления субсидий. Он проходит согласование на федеральном уровне, поскольку деньги будут выделяться из бюджетов региона и РФ, - пояснила начальник отдела департамента аграрной политики Воронежской области Маргарита Александрова. - Финансирование на эти цели на 2017 год заложено.

По данным департамента, в регионе всего десять "живых" сельскохозяйственных кооперативов, и претендовать на грант пока могут лишь три из них - те, что имеют статус снабженческо-сбытовых или перерабатывающих (остальные кредитные). Они действуют в Аннинском, Новоусманском и Острогожском районах: сдают молоко, делают и продают молочные продукты и крупы. Что интересно, эти районы расположены недалеко от Воронежа, проблем с логистикой и сбытом у местных фермеров быть, по идее, не должно. Эксперты же уверяют, что объединяться выгоднее тем, кто работает вдали от основных транспортных артерий и предприятий переработки. Например, арбузоводов Петропавловского района (он отстоит от крупных городов на 300-400 километров) призывают сообща наладить поставки в торговые сети, а тамошнее райпо могло бы купить оборудование для производства консервов из полосатых ягод. Вопрос упирается в деньги.

- Мы занимаемся заготовкой и переработкой сырья для продажи через свою сеть магазинов или общепит. Но 80 процентов нашей деятельности связано с розничной торговлей. Для расширения производства недостает спецтехники, мини-линий по переработке овощей, фруктов и ягод, - сообщил зампред областного союза потребительских обществ Александр Зеленов. - Надеемся на гранты и более активные поставки в школы, больницы, детсады.

- Прорабатывается вопрос о создании кооперативов, которые объединят производителей плодово-ягодной и пчеловодческой продукции, а также мяса птицы. Но, чтобы участвовать в грантовом конкурсе, нужно проработать хотя бы год. Так что новые объединения не смогут подать заявку в 2017-м. Впрочем, программа поддержки рассчитана до 2020 года, - добавила Маргарита Александрова.

В регионе всего десять "живых" сельхозкооперативов, а претендовать на грант пока могут лишь три из них.

Алгоритм действий в упрощенном виде выглядит так. Фермеры регистрируют потребительский кооператив, формируют общие фонды, вступают в ревизионный союз и получают "прописку" в областном реестре агропроизводителей. Год сотрудничают, притираются. Составляют программу развития (при подаче заявки на грант нужен план на пять лет вперед). Оценивают нужды - кому-то выгодно построить общий амбар или сушилку для зерна, кому-то - модернизировать бойню или поставить линию по переработке сырья. Кому-то - купить либо взять в лизинг сельхозмашины, транспорт и технологическое оборудование. При этом кооператив должен быть готов сам погасить не менее 40 процентов затрат. На остальные 60 можно попросить грант. Размер его определит комиссия. До конкурса надо оформить всю проектно-сметную документацию (если речь о строительстве и реконструкции) или заключить предварительный договор с продавцом техники.

Если грант дадут, потратить его нужно будет в течение полутора лет. Создать новые рабочие места (по одному на каждые три миллиона рублей), нарастить объемы заготовки и реализации продукции (как минимум на процент в год), увеличить выручку… Словом, стоит дочитать все условия поддержки до конца, ведь по расходам придется отчитываться.

У соседа лучше

Воронежские фермеры восприняли новость о грантах с подозрением. Многие усомнились в том, что объединяться выгодно. Ведь в кооператив, как в колхоз, надо отдавать часть своих средств, а за его возможные убытки - отвечать имуществом (если не вступать туда в качестве ассоциированного члена).

Но за примерами успеха далеко ездить не надо. Достаточно наведаться в соседнюю Липецкую область, которая лидирует в стране по развитию сельхозкооперации. Скажем, в ближайшем Усманском районе ЛПХ объединились в кооперативы "Мечта" и "Поляна". В каждом свыше тысячи хозяйств. "Мечта" покупает элитные сорта семян и раздает их на подворья, "общий" агроном консультирует огородников. Продукцию сдают в хранилище, построенное на грант, и в течение года продают в школы и больницы региона. "Поляна" собирает у ЛПХ говядину, делает полуфабрикаты и сбывает через магазины.

- Это позволяет повысить добавленную стоимость, а значит, больше заработать, - подчеркнул руководитель липецкого проекта "Народная школа кооперации" Анатолий Коротаев. - Грубо говоря, немытая картошка идет по 10 рублей, мытая - по 20. В складчину можно купить помывочный станок и с чистой совестью повысить наценку. Или нанять менеджера по сбыту. Или закупить подешевле семенной материал определенного сорта, чтобы по осени сформировать однородную партию и продать ее подороже (чем больше объем, тем выше цена). В сентябре картошка стоит пять-семь рублей за килограмм, а зимой и весной - 12-20. Но мелкие производители сдают овощи по дешевке сразу после уборки урожая. С ними у перекупщиков разговор короткий: "Отдашь по пять рублей? Нет? Мы едем дальше". Хранилище на две тысячи тонн стоит у нас в среднем 18 миллионов рублей. Сумма кажется баснословной. Но если вы подсчитаете упущенные доходы от продажи такого количества картошки по шесть рублей, а не по 12 (на секундочку - 12 миллионов рублей в год!), то, наверное, возьмете кредит и через несколько лет его "отобьете".

На столь гладкую схему воронежцы отреагировали скептически. Мол, какой-то "сетевой маркетинг", не учитывающий ни процентных ставок, которые банки предлагают КФХ, ни капризов рынка. В одном из районов фермер сумел продержать свою картошку до июня, поставил цену 20 рублей за кило - и прогадал. Сбыть овощи не удалось, пришлось выбросить.

Так или иначе, пока одни сомневаются - другие делают.

- Не верите липчанам - съездите в Белгородскую область, в снабженческо-сбытовой кооператив "Вейделевское молоко". В нем около 700 личных подсобных хозяйств, особо крупных имущественных вкладов никто не делал - только минимальные взносы. Кооператив дважды получал гранты по региональной программе и довольно успешно их пустил в дело. Сегодня у него на счетах 15 миллионов рублей свободных средств, - рассказала исполнительный директор ревизионного союза сельхозкооперативов Центрального Черноземья "Воронежский" Валентина Заиченко. - В нашем союзе четыре действующих СПК по сбору молока, и они не бедствуют.

Дайте инструкцию

Если обобщить критические замечания воронежских фермеров по поводу создания СПК, получится следующее. Во-первых, многие главы КФХ уже не молоды и хорошо помнят "первую волну" кооперации, когда областные власти не выполняли обещания по поддержке, а районные подчас вставляли палки в колеса.

Фермеры спешат продать урожай, чтобы расплатиться с банком, - тут не до взносов в кооператив.

- Мы открывали и кредитный кооператив, и учебно-промышленный (хотели молодежь брать на работу в сельском хозяйстве), и торгово-закупочный… И с каждым были проблемы, - вздохнул председатель ассоциации КФХ Павловского района Николай Нестеренко. - В 2001 году мы начали собирать по селам молоко. В первый день сдали 250 литров, через четыре месяца набиралось 2,5 тонны - с двухсот дворов. Вначале многие люди были против. Одна женщина, бывший экономист колхоза, сказала, что лучше будет на своем горбу по пять-шесть банок на рынок таскать. Но потом она высчитала, что к чему, и стала с нами сотрудничать. Все коровы прошли через ветлечебницу, на каждую мы взяли справочку, заключили договор с врачами, чтобы наших буренок дополнительно осматривали. Мы сами проводили анализ молока на жирность. Отвозили на местный завод, через 15 дней расплачивались. Но покупатель вдруг стал занижать нам при приемке жирность, аж на четыре процента. Соответственно, с литра мы теряли по два рубля. Есть основания полагать, что это происходило не без участия местной администрации. Стали мы ругаться, ну и в итоге кооператив закрыли. И завод загнулся, кстати. А главное - люди, которые только-только себе нашли заработок после развала колхозов, стали никому не нужны.

Нынешние районные чиновники уже предлагали Нестеренко начать все с начала и таки наладить "молочную" кооперацию. Замысел у фермера есть: раздать по подворьям выбракованных с племхоза коров (вместо того, чтобы отправлять их на мясо) с рассрочкой оплаты на год и принимать по обкатанной схеме молоко.

- Главное тут не деньги, а занятость на селе, - доказывает Николай Нестеренко. - Не все могут на производстве работать. Если надо, я готов делиться опытом, но сам бразды правления кооперативом больше не возьму - мне 62, поздно уже.

Второй контраргумент - разобщенность фермеров. "Я 20 лет агитирую коллег объединяться, ведь все видят, что цена за тонну в крупной партии выше, чем в маленькой, будь то свекла или зерно. Но - не выходит…" - заявил глава КФХ из Аннинского района. Хозяйства с большой площадью земель (от 500 до полутора тысяч гектаров) способны сами построить элеватор, купить хороший комбайн. Объединяться с теми, кто обрабатывает 200 гектаров, им не резон. А у "малышей", в свою очередь, нет денег на стратегические вложения. Они спешат продать урожай, чтобы расплатиться с работниками и банком, - тут не до взносов в "копилку" кооператива.

Преодолеть недоверие между фермерами, по мнению некоторых глав КФХ, можно только с помощью "третейских судей" в лице районных чиновников. Предлагают даже избирать их руководителями кооперативов! Такой опыт был в Липецкой области - у руля СПК становились главы сельских поселений. Но федеральное законодательство это теперь запрещает.

Начальник отдела по сельскому хозяйству Новоусманского района Геннадий Поляков считает, что начинать нужно с объединения ЛПХ: "По сути, у нас люди уже - без регистрации кооператива - формируют большие партии сырья, продают и делят деньги. Один СПК в районе работает, перерабатывает овощи и выпускает крупы".

Павел Кириллов, глава КФХ из Терновского района Воронежской области:

- Я был участником двух съездов СПК - у липчан все работает, в Татарстане работает, а мы думаем, что только у нас не получится. Ни ассоциация фермеров не работает, по сути, ни кооперация. Каждый конкурирует с соседом, в итоге все друг другу мешают, а не помогают. Можно было бы создать снабженческо-сбытовой кооператив, чтобы покупать подешевле пестициды или топливо, и предусмотреть такую схему оплаты, чтобы не надо было сдавать ничего в общий котел. Нет, покупают дороже, но сами. И продают продукцию дешевле - но сами. Можно сброситься на мощную сушилку, так меньше энергоносителя потребуется. Но опять - какая очередность пользования?.. Чисто психологически договориться очень сложно. У нас в районе фермеры если и сотрудничают, то неофициально, по-дружески. Такие отношения… ни к чему не обязывающие. Цивилизованно вести бизнес мы пока не готовы. Обидно: крестьянская кооперация началась в России - при Столыпине топленое масло за границу возили. А теперь нас иностранные кооперативы кормят: польскими яблоками, французскими винами, греческими маслинами, скандинавскими сырами и маслом.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования
АгроПоиск - аграрная поисковая система Рассылка 'Птица.Ру-все о домашней сельскохозяйственной птице' Агробизнес.ру. Оборудование и химикаты для сельского хозяйства, оборудование для пищевой промышленности. Изделия, производители, поставщики